В мире, Все

Как Запад отмахнётся от доказательств причастности Украины к крушению MH-17

От доказательств российского Министерства обороны Запад предсказуемо отмахнётся. А нам придётся отмахнуться от Запада.

Теперь самым актуальным становится вопрос: как Запад отреагирует на представленные Министерством обороны России данные о том, что ракета, по серийному и заводскому номеру которой удалось найти в архиве её производственный паспорт, и зенитно-ракетный комплекс «Бук-1» находились на вооружении у украинской армии в тот момент, когда из него был произведён выстрел по малайзийскому Boeing 777.

Опыт показывает, что доказательства, кажущиеся нам неоспоримыми, поскольку речь идёт об архивной документации, а не о роликах из Интернета и фотографиях сомнительного происхождения, будут на первых порах квалифицированы нашими западными партнёрами как вызывающие сомнения. Или даже объявят их подделкой, что уже сделал министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон, заявивший на совместном брифинге с украинским коллегой Степаном Полтораком, что «это новый экземпляр российской дезинформации». Это, конечно, первая и очень нервная реакция, которую едва ли можно считать серьёзным ответом на брошенный вызов, поскольку расследование российского оборонного ведомства как минимум нуждается в тщательной проверке, провести которую Уильямсон пока не имел времени.

Так уже было с расчётами траектории угла подлёта ракеты к воздушному судну, свидетельствовавшими, что пусковая установка находилась в районе села Зарощенское, где на момент трагедии находились украинские войска. Концерн «Алмаз-Антей» обнародовал результаты своего исследования, но они фактически были проигнорированы международной следственной группой. Сейчас сделать вид, что ничего не произошло, будет несколько сложнее. В конце концов, теоретические выкладки «Алмаз-Антея», пусть даже и базировавшиеся на данных, полученных в ходе экспериментального подрыва ракеты у кабины Ил-86, — всего лишь допущение и всегда имеют какой-то зазор несовпадения моделируемого в лабораторных условиях события с реальным инцидентом. На этом легко спекулировать, утверждая, что истинная величина зазора — вещь неверифицируемая, поскольку воссоздать реальные обстоятельства того или иного события в лаборатории невозможно.

С производственным паспортом дела обстоят несколько сложнее. Его можно подделать, но, думаю, Минобороны готово предоставить следственной группе сам документ для экспертизы, заручившись железными гарантиями, что бумаги не сгинут бесследно при неожиданном пожаре или потопе. Таковыми гарантиями может считаться только обязательное участие представителей России, если не в следствии, в чём давно отказано, то хотя бы в экспертизе представленной сегодня документации. Это, надо полагать, сочтут приемлемым.

Пока суть да дело, подлинность обнаруженного паспорта и свидетельства работников Долгопрудненского машиностроительного производственного объединения, на котором был изготовлен означенный ЗРК «Бук-1», будет постоянно ставиться под сомнение. Вспомним, как международная экспертно-журналистская группа Bellingcat опровергала расчеты концерна «Алмаз-Антей». Это важно, чтобы понять, какую логику используют те, кто обвиняет Россию и ополчение в атаке на пассажирский самолёт, чтобы подорвать доверие к доказательствам Минобороны. Представители Bellingcat заявили, что отсутствие очевидцев из Зарощенского делает пуск оттуда ракеты крайне маловероятным. И вот свидетельств из Снежного, где находились ополченцы, хоть отбавляй. А самое главное — есть фото из Каменска-Шахтинского, на котором видны ракета и обозначение её модификации.

Собственно, доклад международной следственной группы, который почти полностью воспроизвёл собранные и систематизированные Bellingcat материалы, лишился сегодня своей главной, а по сути, единственной опоры. Анонимные видеоролики, выложенные в Интернет и якобы запечатлевшие транспортировку установки «Бук» в разных населённых пунктах Донбасса, оказались фальшивкой. Сбитая перспектива свидетельствует о том, что в реальные кадры проезда «Бук» был вмонтирован с нарушением углов обзорности и прочих легко просчитываемых параметров.

В итоге аналогичную работу по исследованию роликов, которые почему-то были без всякой проверки взяты в работу как основное доказательство, придётся провести и в Нидерландах. Сомневаюсь, что результаты окажутся иными, нежели те, которые сегодня были представлены на брифинге. Соответственно, все выводы доклада, подготовленного следственной группой, можно считать опровергнутыми и следствию придётся собирать улики и доказательства заново. В том числе и затребовав у украинской стороны так до сих пор и не переданные ею следственной группе данные геолокации как Boeing 777, так и ракеты «Бука».

Если же всего этого сделано не будет, на все обвинения, которые и без того покоились на очень зыбкой почве, а сейчас и вовсе потеряли всякую доказательность, можно будет окончательно махнуть рукой. К этому, кстати, всё и идёт. Причём не только в деле о сбитом пассажирском лайнере, похожим образом строится обвинение и вокруг отравления Скрипалей, да и вообще в обращённых к России требованиях взять на себя ответственность буквально за каждое преступление, в котором её подозревают. Отбиваться от претензий можно лишь до определённой степени. Когда обвинители перестают обращать внимание на аргументы, обвиняемые могут перестать обращать внимание на обвинителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.