Все

ОТТАЛКИВАЯСЬ ОТ БРОДСКОГО

ОТТАЛКИВАЯСЬ ОТ БРОДСКОГО
photofacefun_com_1520724881

Угасшая мелодия капели…

Прошла минута взгляда из окна

И канула в историю апреля,

И понял снег, что на дворе весна,

И запахи объяли мегаполис,

И почки, как фурункулы дерев,

Используя завещанный гидролиз,

Фантазиями действуют на дев,

И звучными становятся клаксоны,

Автомобилям придавая шарм,

И постовые, снявшие кальсоны,

Неколебимо не страшатся карм,

Но обновление заметно все же –

Вот промелькнула женщина в трико,

И, глядя на нее, застыл прохожий,

И я застыл, хоть был и далеко,

И думалось мне в стиле монолога:

На протяжении былой зимы

С чьих плеч она свои снимала ноги

И кто теперь вассал ее кормы?

Проходит час, второй, четвертый,

И в сумерки впитался мой пейзаж,

Как будто со стекла назло мне стертый

Рукой незримой, впавшей в эпатаж.

И, несмотря на лампочки в квартирах,

Зажглись на небе тысячи свечей,

Боясь, что вдруг из арсенала мира

На сечу в темь рванет орда мечей.

И тишина, на звуки прерываясь,

Медлительно навязывает сон,

А я не сплю и тунеядно каюсь,

Что не живу с планетой в унисон.

Зачем стоит на пьедестале Пушкин,

О чем задумался в такую ночь,

Когда лежать под одеялом лучше?

О мысли мрачные, идите прочь!

Скукоженные тени в переулках,

Их интерес все так же нездоров,

Как и у тех, кто золото в шкатулках

Припас к визиту страждущих воров.

Чужую память втиснул в незабудку

Укроп, собравший сплетни в котелке,

И, словно кукиш здравому рассудку,

Зачем-то хрен пророс на потолке.

Мне это все приносится на блюде:

Ведь я глаза не просто так ношу,

А чтобы видеть зло, что множат люди,

И этим злом я сызмальства дышу.

Перерождая бедствия на фоне

Роскошных вилл, клозетов и путан,

Народы вымрут все равно в сифоне

Противоборства ненасытных стран.

Кому-то благо выдано по полной,

А я мечтал иметь хотя бы треть,

Чтобы узнать и поминутно помнить,

За что же мне придется умереть.

Не всё прописано в Экклезиасте,

А что написано, ушло в песок,

И можно получить в ответ на «Здрасьте»

Пинок под зад или удар в висок.

Как шатко это горе-мирозданье,

Где человекам нравится вражда,

Где остается втуне назиданье:

Не стойте сзади скунса никогда!

 

БАХТИЁР ИРМУХАМЕДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.